Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

loganowsky

Годовщина ленского расстрела

Оригинал взят у master7009 в Годовщина ленского расстрела
Оригинал взят у mikhaelkatz в Годовщина ленского расстрела


17 (4) апреля 1912 года была расстреляна демонстрация рабочих на Ленских приисках, протестовавших против тяжелых условий жизни. Забастовка рабочих Андреевского прииска Ленского золотопромышленного товарищества «Лензолото» началась 29 февраля 1912 года.
Collapse )


obereg

«Вечерняя Москва» о Высоцком

Оригинал взят у strelchik в В июле 1980 года «Вечерняя Москва» или «Советская Культура» написали о Высоцком


Если я напишу: «для меня Владимир Высоцкий тогда был кумиром», то получается очень просто и сухо, не объемно… Он был всем, и даже чем-то больше. Я мечтал купить магнитофон, чтобы слушать его песни, печатную машинку, чтобы печатать тексты его песен, хотел думать и жить как он… За 35 лет, что прошли со дня его смерти, я ничего о нем не писал, и, наверное, не буду этого делать. Как писать о Высоцком не представляя, как бы он воспринял все события в нашей стране, на какой стороне он оказался бы? У меня нет ответов… Мое отношение к нему ‑ это я в 1970-80 годах, и оно там и останется.

А напишу я о журналистах, и о «Вечерней Москве». Из-за слабого профессионализма или нежелания разобрать в проблеме, пишут сегодня очень много неправды, словно специально тиражируют слухи и фейки. Вот подходит очередная печальная дата, а потому и вспоминаем: «о том, что страна лишилась великого поэта, артиста, барда и актера, свидетельствовали лишь два небольших некролога в газетах "Вечерняя Москва" и "Советская Россия". Через пару дней за публикацию заметки о смерти Высоцкого был снят с должности главный редактор "Вечерки" Семен Индурский».
Газета «Культура» сегодня оспаривает первенство с «ВМ», на мой взгляд, довольно смешно и нелепо, весь сюжет, высасывая из пальца к памятной дате. В «Культуре» приведены свидетельства людей, которые не знали технологию публикации в газете сообщений о смерти. Хотя эти неточности (фантазии) преследуют все публикации.

  
"Советская культура"                   "Вечерняя Москва"



Это "Вечерняя Москва"  26 июля 1980 г.

Первое. В те годы не было такого понятия - «главный редактор», а потому Семена Индурского, который был просто «редактор газеты «Вечерняя Москва», не могли снять с несуществующей должности, а потому и не сняли. Индурский был не просто редактор СМИ (очень влиятельного), он был очень сильно вписан в систему, и был одним из ее элементов. И зачем весь этот сюжет с увольнением – чтобы показать ужасы социализма? Глупо.
Второе. За что снимать? Где состав преступления? Зачем и с кем что-либо надо согласовывать? Знаете почему? Потому что просто так в те годы опубликовать на страницах газеты (я пишу о правилах «Вечерней Москвы») сообщение о смерти (термин – «рамка» - 4п.), было невозможно без соблюдения ряда требований.
1. Сухой формальный текст по шаблону – организация сообщает о смерти ФИО. Все. И никакой отсебятины. Исключение только для членов Политбюро ЦК КПСС (сравним тексты в ВМ и Культуре!).
2. Сопроводительное письмо от организации, которая сообщает о смерти своего сотрудника - официальный бланк, гербовая печать, подписи (директор, секретарь парткома и профсоюзный лидер).
3. В кассу необходимо было заплатить 90 рублей.

Эта технологическая цепочка (правила, требования) изначально снимает необходимость «согласования», так как редакция получает сопроводительное письмо на бланке, в нашем случае - Министерства культуры СССР. Да и текст идентичный. Так о чем спор? Уже в те годы было понятно, что такая публикация была возможна и логичная, и работала в системе. Если артист, в том числе и кино, то значит газета «Советская культура», а так как служит в столичном театре, то должно быть московское издание. «Московская правда» и «МК» были не в формате, следовательно, «Вечерка». Вот и все. Конечно, масштабу события, эти публикации не соответствовали, но, увы, время было такое…



Если быть точным, то в «Вечерней Москве» было две публикации: извещение о смерти (26 июля – по субботам ВМ тогда выходила), и маленькая заметка «В последний путь» (28 июля) о похоронах артиста. А кто-то сегодня пишет, что Индруского уводили с работы именно 28 июля 1980 года. Он умер на своей должности 15 января 1988 года.




…Утверждение полос будущего номера Семен Индруский начинал в 8 часов утра именно с последней страницы, и именно с сообщений о смерти. И тут у него были свои правила (прошло 28 лет, но я помню!):
1. Больше трех рамок не публиковать.
2. Извещения с еврейскими фамилиями ставить на третье место
3. Если евреев двое, одну рамку переносить на следующий номер.

barrimord

Лабух в тумане.

Под утро почему-то вспомнилось, что у Генриха Бодягина, точнее - у его жены от первого брака была подруга – Люся Комитетова, тоже библиограф по основной профессии.

А мужик её был лабухом. В ресторане работал на трубе.

Ну, и он, конечно, приходил в ночи, что называется, еле можаху. Но еле-то он – еле, а на передок оказывался слаб.

А Люся всё время его подозревала, что он недодаёт ей, что у него заначка хорошая без присмотра остааётся.

И в ответ на его притязания, она стала требовать плату!

А поскольку дело происходило впотьмах и под одеялом, она считала необходимом удостовериться в подлинности купюры.

Зажигала спичку, чтоб рассмотреть денежку…

Но пожара ни разу не устроила.

Железные нервы!

rub_7
lupa

Не катанием, так - мытьём!

birukov_pp_w

"Столичные коммунальщики в субботу помоют дороги, тротуары и дворы специальным моющим средством "Торнадо". Такое поручение дал городским службам заместитель столичного мэра по вопросам ЖКХ и благоустройства Петр Бирюков, передает ТАСС.

"С 5:00 до 7:00 субботы колонны специализированной техники выйдут на промывку асфальтобетонных и плиточных покрытий проезжей части всех категорий дорог с прилегающими парковками, а также тротуаров, асфальтобетонных и плиточных покрытий дворовых территорий и парковок автотранспорта во дворах", — сообщил Бирюков в пятницу журналистам.

По его словам, с 8:00 утра начнется промывка водой этих объектов. Как уточнил Бирюков, дороги, тротуары и дворы ждет четырехкратная промывка шампунем, которую проведут в ходе месячника по весеннему благоустройству Москвы. Моющее средство "Торнадо" удаляет с асфальтовых, брусчатых и асфальтобетонных покрытий мазутные, масляные пятна и следы от шин".

Collapse )
obereg

Гибель от ума. К юбилею Грибоедова.



К памятнику Грибоедова столичные ваятели отнеслись так же, как Николай Томский в своей пластической интерпретации Гоголя, только там - ярмарочный плясун-балагур, а тут... Скалозуб с мускулатурой Юрия Власова.

В Романе "Кюхля" (глава "Кавказ") Тынянов изобразил приезд к Ермолову горца Джамбота. Кюхельбекер не мог быть свидетелем и участником происшествия, ведь оно происходило в октябре-ноябре 1825 года, как явствует из письма Грибоедова к Кюхельбекеру от 27 ноября 1825 года. Кстати, из этого письма узнается-то о происшествии. И между тем писатель смело вводит документ в роман.

Письмо к Кюхельбекеру содержит слова Грибоедова: «Вот уже месяц, как она происходила (кровавая сцена убийства Джамботова. - BW), но она у меня из головы не уходит». Грибоедов пишет, что Джамбот был убит оттого, что не хотел сдаться и отдать оружие: причина трагедии в чести воина и в восточной гордости. Но Тынянов и в этом случае не становится рабом документа, идет к перспективе главной темы - темы свободы, тираноборства. Тема переводится в другой регистр звучания, происходит умножение трагедии. Антитеза диктатора и вольнолюбцев, Николая и декабристов представлется в ракурсе антагонизма Ермолова и Джамбота. Тынянов совлекает с Ермолова все приметы положительного героя. Генерал-усмиритель становится тираном, народоненавистником, душителем свободы. В споре Джамбота с Ермоловым, в инвективе свободолюбивого горца симпатии читателя на стороне гордого мятежника.
Collapse )
dostoewsky

Наша тюрьма – самая тюрьмовая…



Близ Петербурга, в Колпине торжественно открыта ну очень большая тюрьма. Точнее - почти пятизвёздочный следственный изолятор на четыре тысячи "посадочных" мест.
Collapse )
loganowsky

...плыла и пела, пела и плыла...

Оригинал взят у sbdunaev в ...плыла и пела, пела и плыла...
Королева

За горем горе мчится по пятам:
Твоя сестра, Офелья, — утонула.

Лаэрт

Как, утонула? Где? Творец небесный!

Королева

Там ива есть: она, склонивши ветви,
Глядится в зеркале кристальных вод.
В ее тени плела она гирлянды
Из лилий, роз, фиалок и жасмина.
Венки цветущие на ветвях ивы
Желая разместить, она взобралась
На дерево; вдруг ветвь под ней сломалась
И в воды плачущие пали с нею
Гирлянды и цветы. Ее одежда,
Широко расстилаясь по волнам,
Несла ее с минуту, как сирену.
Несчастная, беды не постигая,
Плыла и пела, пела и плыла,
Как существо, рожденное в волнах.
Но это не могло продлиться долго:
Одежда смокла — и пошла ко дну.
Умолкли жизнь и нежные напевы!


Даже Набоков в своём англоязычном романе "Пнин" даёт этот отрывок из Шекспира в изумительном русском переводе А.И.Кронеберна (1844).

"Пнин уложил справочную карточку в карман и при этом безо всякой подсказки вспомнил то, чего не сумел припомнить недавно:
"... плыла и пела, пела и плыла..."
Конечно! Смерть Офелии! "Гамлет"! В добром старом русском переводе Андрея Кронеберга 1844 года, бывшем отрадой юности Пнина, и его отца и деда! ...А сколько бы раз вы не выискивали что-либо в английской версии, вам никогда не приходилось встречать той или другой благородной, прекрасной, звучной строки, которая на всю жизнь врезалась в вашу память при чтении текста Кронеберга в великолепном издании Венгерова.
Печально!"

Владимиp Набоков. Пнин (в переводе С.Ильина)


Дж.Э. Миллес. Офелия

По сути, трагедия "Гамлет" - это и есть подлинная трагедия западного мира, который только сейчас вступил в фазу своего истинного крушения. И эта трагедия разворачивается у нас на глазах. В качестве персонажей бессмертного произведения ныне действуют не актёры, а страны. Что символично - на сцене Глобуса.

zona_militare

Нострадамус о кипрском офшоре...

Vatto_w

Ватто. «Отплытие на остров Цитеры» (1717; Лувр; версия — 1718—1719, Берлин, дворец Шарлоттенбург)

Аки Афродита из пены, родилось клише новых публицистьеров – «Островное государство».

Это они о ком: Мальта, Альбион, Гаити?

«Пылающий континент», «Остров свободы» - громокипящие были эпитеты, а тут назвали «островным государством» воровской притон.

В романе Грэхема Грина «Комедианты» цитируется Бодлер – «Езда в остров Цитеры» - "печальный голый остров, пресловутый рай":

Quelle est cette ile triste et noire? – C'est Cythere,
Nous dit-on, un pays fameux dans les chansons,
Eldorado banal de tous les vieux garcons.
Regardez, apres tout, c'est une pauvre terre.

[ - Что за остров, печальный и черный? Он в песнях воспет. Он Киферою назван, легендами приукрашен.Эльдорадо банальное всех чудаков. Приглядитесь к нему, ведь такой нищеты больше нет. (перевод с французского – В.Корнилов)]

Кифера, она же Цитера - остров, лежащий к югу от Пелопонесса против мыса Малея; центр культа Афродиты со знаменитым святилищем. С о-вом К. культ богини распространился по всей Греции. От названия о-ва происходит прозвище Афродиты - "Киферийская" ("Киферская", или "Киферея").
(Источник: Словарь сексуальных терминов. http://dic.academic.ru/dic.nsf/seksolog/1451 )

Как видим, хоть и не Кипр, но по мифологии – близко.

Раньше, если кто хотел обидеть Афродиту, сразу напоминал о венерических заболеваниях, а теперь еще говорит и про банковские махинации…

«Многие приветствуют гостей не только улыбкой и греческим «Калимера!», но и русским «Привет». Сказать, что греки-киприоты любят русских – мало. Любой гид вам расскажет о пророчестве Нострадамуса, в котором говорится о некой островной стране, часть которой захватят мусульмане (и это Кипр), и на помощь которой придет великая северная православная держава и освободит от захватчиков.

Киприоты искренне верят в то, что Россия им поможет, – и даже если не так, как предсказал Нострадамус, то хотя бы финансово. Туристическая сфера на острове во многом ориентирована на наших соотечественников, в любом отеле есть хотя бы один менеджер из России, и даже рядовая горничная предпочитает объясняться на русском, а не на английском. Все это делает пребывание на острове для наших соотечественников простым и понятным, словно и не уезжал далеко. Но глубокая синева моря, чистое небо, пирамидальные тополя и пальмы напоминают: ты – на острове Афродиты».

Collapse )

«Весь Кипр под угрозой свирепого штурма,
Развалины хлещет слезой, как дождём,
Флот турок и мавров и дерзок и буен
Но скалы не мирятся с грозным вождем.

Разрушена молнией башня Эгеза.
Два тела не дружат с единой главой.
Здесь надвое поле разделят бездушье и дерзость,
На злого четыре поднимутся в бой.

Свой кров и свой град проклинают потомки,
Раз власть попирает нещадно закон.
Срывается с мест горожанин, ругаяся громко,
В бродягу теперь превращается он.

Отчаянный герцог сражается с принцем,
Две наших династии бьются за трон.
Ведь в каждой провинции кровь будет литься.
Свет меркнет под натиском черных времен.

Поверь, что раздоры начнутся в Марселе,
Бьет дикое пламя из новых идей.
Над миром мятежные гимны летели,
И все человечество гибнет везде».
1555-1557.

Как видим, Михаил Жомович из своего шестнадцатого столетья предвидел не только интервенцию янычар, которые своим кривым ятаганом расчленили остров Любви, но предсказал и грядущие финансовые распри…

«И Римского Папу пленили на море,
Заставив страдать обезглавленный клир,
Преемник посеет скандал и раздоры,
И смерть его друга обрадует мир.

Не будут в цене сабианские слезы,
Раз плоть наша к смерти идет через боль,
Корсарский корабль нес Фаросу угрозы,
Родосский фантом входит в грозную роль.

Его заговорщики предали смерти,
Погиб однорукий и храбрый король.
Так ночь у Андронны вы зверством измерьте,
А Кипр и войско почувствуют боль.

Тираны так часто трагически гибнут,
Напрасно создав гекатомбы из жертв,
Былые законы все с радостью примут,
И принца седьмого ждет верная смерть.

Когда золотой был с подмешанной медью,
Mонетный скандал вызвал эту войну.
Отведают варварской крови созвездья,
Утрата вождя обезрадит страну.

Да, Альпы узрят восхождение зверя,
Чья кожа казалась солдатским сукном,
Тосканцам внезапность внушает доверье,
И чудо в соседний вернет его дом.

Латинский монарх умер собственной смертью,
Преемник пожарами был освящен.
Грабители! Подлому счастью не верьте!
Палач вам предъявит солиднейший счет.

Вождь молится духам старинного Рима,
Потом чужестранные дрогнут полки,
Когда эскадроны в засаде, то ждать нестерпимо,
Свой красный за красных сражаться привык».
(СПб, «Амфора», 1999, с.81, имя переводчика не указано).

«Меткий глаз Бодлера отметил в известном полотне Ватто «Отплытие на остров Цитеры» (1717; Лувр; версия — 1718—1719, Берлин, дворец Шарлоттенбург), принадлежащем к этому жанру, прежде всего «игривость» и «проказливость». Критик не искал в нем усложненного философского подтекста. Это тоже праздник любви на лоне природы, в изображении которого найдена необходимая гармония сплава реальности и идеала, каковым всегда для художника был мир театра, воплощавшего его мечту о прекрасном. За эту картину Ватто в 1717 году получил звание академика». Collapse )

«О дивный остров мирт, цветов и рдяных лоз,
Обетованный край, племен благословенье,
Где томно бредит страсть, где дышит вожделенье,
Струясь как фимиам среди бессмертных роз…»
(Павел Лыжин, Торонто).

Un Voyage à Cythère

Mon coeur, comme un oiseau, voltigeait tout joyeux
Et planait librement à l'entour des cordages;
Le navire roulait sous un ciel sans nuages;
Comme un ange enivré d'un soleil radieux…

«Как птица, радостно порхая вкруг снастей,
Мой дух стремился вдаль, надеждой окрыленный,
И улетал корабль, как ангел, опьяненный
Лазурью ясною и золотом лучей.
Вот остров сумрачный и черный... То - Цитера,
Превознесенная напевами страна;
О, как безрадостна, безжизненна она!
В ней - рай холостяков, в ней скучно все и серо.

Цитера, остров тайн и праздников любви,
Где всюду реет тень классической Венеры,
Будя в сердцах людей любовь и грусть без меры,
Как благовония тяжелые струи;

Где лес зеленых мирт своих благоуханья
Сливает с запахом священных белых роз,
Где дымкой ладана восходят волны грез,
Признания любви и вздохи обожанья;

Где несмолкаемо воркуют голубки!
- Цитера - груда скал, утес бесплодный, мглистый.
Где только слышатся пронзительные свисты,
Где ужас узрел я, исполненный тоски!

О нет! То не был храм, окутанный тенями,
Где жрица юная, прекрасна и легка,
Приоткрывая грудь дыханью ветерка,
В цветы влюбленная, сжигала плоть огнями;

Лишь только белые спугнули паруса
Птиц возле берега, и мы к нему пристали,
Три черные столба нежданно нам предстали,
Как кипарисов ряд, взбегая в небеса.

На труп повешенный насев со всех сторон,
Добычу вороны безжалостно терзали
И клювы грязные, как долота, вонзали
Во все места, и был он кровью обагрен.

Зияли дырами два глаза, а кишки
Из чрева полого текли волной тлетворной,
И палачи, едой пресытившись позорной,
Срывали с остова истлевшие куски.

И, морды вверх подняв, под этим трупом вкруг
Кишели жадные стада четвероногих,
Где самый крупный зверь средь стаи мелких многих
Был главным палачом с толпою верных слуг.

А ты, Цитеры сын, дитя небес прекрасных!
Все издевательства безмолвно ты сносил,
Как искупление по воле высших сил
Всех культов мерзостных и всех грехов ужасных.

Твои страдания, потешный труп, - мои!
Пока я созерцал разодранные члены,
Вдруг поднялись во мне потоки желчной пены,
Как рвота горькая, как давних слез ручьи.

Перед тобой, бедняк, не в силах побороть
Я был забытый бред среди камней Цитеры;
Клюв острый ворона и челюсти пантеры
Опять, как некогда, в мою вонзились плоть!

Лазурь была чиста и было гладко море;
А мозг окутал мрак, и, гибелью дыша,
Себя окутала навек моя душа
Тяжелым саваном зловещих аллегорий.

На острове Любви я мог ли не узнать
Под перекладиной свое изображенье?..
О, дай мне власть, Господь, без дрожи отвращенья
И душу бедную и тело созерцать!»
(Перевод Льва Эллиса).