Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

canis

Открыл для себя передачу "Время покажет" с ведущим Шариковым

Оригинал взят у anton_klyushev в Открыл для себя передачу "Время покажет" с ведущим Шариковым



Получаю истинное удовольствия от просмотров. Антураж, темы, всеобщая истерия, публика, ведущий -
всё прекрасно. Молодец Эрнст. Полагаю, это такой с его стороны тонкий троллинг россиянского дурдома.


Collapse )


dostoewsky

«Благонадежность - это клеймо, для приобретения которого необходимо сделать какую-нибудь пакость».



Щедрина и по сей день можно считать нашим современником. Банки и правительства, редакции и биржи, присутственные места и общественные палаты – все находит свое отражение в его сатирах. Парадокс: злободневный, едкий старикашка, казалось бы, зоил весь насквозь фельетонный и... вечность.
Collapse )
percussionist

Встреча с Черномырдиным.

chernomyrd_w

Это был, конечно, крепкий, здоровый, жизнерадостный мужик. Кряжистый. Лучше всего его, пожалуй, характеризует обошедший телеэкраны сюжетик, когда он сидит за столом и рядом помещают его «двойника» - куклу из программы «Куклы». Кстати, когда они рядом, то узнаваемая в общем-то кукла выглядит намного грубее оригинала, с какою-то подспудной злостью её изготовили.

А он? Искренне смеётся, заразительно хохочет, по-доброму, и этого не скрыть, этого не затаить, не сыграть…
И рядом с ним подобных не было.

Он не вызывал аллергии или – пуще сказать – рвотного инстинкта, нежели когорта персонажей нынешнего состава властной верхушки. Те – какие-то гоголевские тени, и даже художник Боклевский не соблазнился б их увековечить.

Кстати, Черномырдин – это тоже отголосок гоголевского богатыря – что-то запорожское, первозданное. так он ведь и вправду из казаков. Яицких.

Он был добротно скроен. Он был нефальшивый.

Не то, что нынешние – с их ханжескими улыбками, скудоумием, беспомощным лепетом речёвок, накарябанных пёрышком нанятых и прикормленных, холощёных и лощёных бывших журналюг.

Но все равно он был своим в их стае.

Мне постоянно приходится ездить на кладбище на окраине города Видное. И всякий раз пересекать железнодорожные пути у станции Расторгуево.

Раньше это была мука смертная. Можно было напороться на длительный простой.
И вот – чудеса! Метростроевским щитом прокололи тут три тоннеля, два – для машин, третий отдали людям, двигающимся в пешем строю.

Сказка теперь – никаких заторов.

Мне рассказывали, что за путями – дача Черномырдина. И как-то его супруга надолго застряла в пробке у станции.

Тогда-то вмиг, как по щучьему велению, и появились эти тоннели.
Но где-то я потом прочитал, что вряд ли они появились из-за супруги, скорее всего застрял сам Виктор Степанович.

Зато всем повезло.

Мне не довелось с ним встречаться. Хотя шанс был.

Как-то в разгар перестройки поздно вечером, когда я уже уходил из редакции, шеф возник на пороге.

- Быстро собирайся! Машина внизу. Поедешь к Черномырдину. Я уже с ним договорился – ждёт.

Зачем? Почему? О чем вести речь? Это был типичный редакционный психоз – на всякий случай. Утром главный редактор что-нибудь скажет на планёрке, и наш Бобчинский сразу выпрыгнет из своих штанов: «А у нас уже есть! Мы уже сделали!»

Я, конечно, слышал фамилию Черномырдина– и запомнил ее прежде всего из-за ее диковинного звучания. Он тогда занимал пост заместителя министра нефтяной и газовой промышленности – в нашем понимании невелика сошка. Да и о чем говорить? Тема не моя, но – дан приказ…

Это было типичное задание в нашей редакции – поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю – что…
Чванный шофер – это была особая лакейская порода, если ты просто корреспондент, а не начальство, он и рыла своего кувшинного не повернет – молча промчался до какой-то улицы Строителей, где в убогой типовухе дислоцировалось то министерство. Штаб отрасли.

Приемная полна народу. Я представился секретарше, и сел в коридорчике. Ждать.

Как у зубного врача. Впотьмах и книжку почитать нельзя.

Уж не помню сколько времени прошло – подходит ко мне секретарша: вас к телефону.

Я уже ничему не удивляюсь. А звонит шеф. Вне себя от ярости, кричит чуть ли не матом:

- Пошли куда надо этого Черномырдина! Не жди больше ничего. Возвращайся в редакцию…

Кстати, Черномырдин-то здесь при чем? Он же нас не звал. Да и впрямь вроде бы занят – охота ему тут лясы точить со всякими дилетантами…

А ведь могла же ведь иначе фортуна повернуться.

Вот как, например, к Саше Гамову. Саша Гамов был тогда внештатником в оренбургской молодёжке. Если вечером в московской редакции начинался психоз – забить дырочку в полосе, и из секретариата в истерике названивали в наш отдел, палочкой-выручалочкой был Саша. Он диктовал строк двадцать – и все было тип-топ. Спасал номер.

Потом Сашу взяли в штат нашей редакции – сначала собкором в Чите, там ему дали квартиру и окружили почетом, а потом Сашу вообще перевели в г. Москву – была такая практика тогда.

Наверное, и тут тоже дали квартиру, но почетом уже не окружали – отношение к людям в так называемых центральных газетах было как к крепостным. Ну да это другая тема.

А Саша – не виси ухо, быстро все смекнул, из этой редакции уволился, потом к другой приткнулся. А вот и Виктор Степанович на своем коне оказался. А они ж оба из Оренбурга – и Саша и Виктор Степанович. Думаю, на этой почве и сошлись. Молодец Саша! Я видел на Сухаревке в книжном, кубометр его книг – биография Виктора Степановича. Они были в загоне – на нижней полке стеллажа. А сегодня они на телеэкране – стопки их показали в некрологическом сюжете.
Но это так – вспомнилось по случаю.

А случай печальный. Бабушка моя, когда ругалась, говаривала в сердцах: «Хорошие люди умирают – это живет!»
Я был бы рад, если бы еще долго жил Виктор Степанович – хороший был мужик.
dostoewsky

Таганка


taganka_1

…Как-то показали фильм про Леонида Филатова – автора, кстати сказать, картины «Сукины дети». Право дело, вряд ли кто сомневается в популярности этого безвременно ушедшего самородка, не во всем успевшем реализовать свои способности. Но и того, что он сделал, оказалось достаточно, чтоб снискать любовь тысяч зрителей. Но вот о чем подумалось. К сожалению, создатели таких ностальгических лент порой оказываются в плену… метража. Им во что бы то ни стало нужен этот полный метр – они и лепят что надо и не надо, лишь бы наверстать хронометраж. Иначе, чем объяснить, это назойливое переталдычивание подробностей болезни артиста. Кроме того, создатели таких фильмов всерьез уверены в непогрешимости своих героев – раз уж он сегодня в центре внимания, так и принимайте его таким, как он есть. Словно мимоходом, как свидетельство героической бескомпромиссности Филатова, говорится о его непримиримом неприятии Анатолия Эфроса, когда того «внедрили» на Таганку после изгнания из страны Любимова. Вскользь упоминается, что вся эта травля довела режиссера до гибели. Но ничего не говорится, как Эфросу изрисовывали фломастерами дубленку, как протыкали шины его авто… Да и потом. Воротился Любимов – победа? Так нет – новые распри, опять баррикады, дележ… Все не так просто. И нельзя о таком рассказывать скороговоркой – так же как описываются физиологические подробности недуга…


Collapse )
tagankataganka_2taganka_3taganka_4

Collapse )
canis

Обращение настоящего байкера к ряженому холую "Хирургу"

Оригинал взят у oleg_leusenko в Обращение настоящего байкера к путинскому ряженному холую Хирургу
Обращение американского байкера к путинскому мотохолую Хирургу

Обращение к ряженому Александру Залдостанову по кличке «Хирург». От американского байкера.


Пишу тебе это послание, не знаю, может как-то через перепосты и дойдёт.
Ознакомился с твоими глубокими мыслями насчёт Сталина и какую великую страну он отгрохал, на остатках которой по твоим словам все живут.

Хирург

И понял я какой же ты всё-таки патриот своей, построенной на черепах твоих соотечественников, загубленных Сталиным, страны.
Так вот знаешь, как истинный байкер, не люблю и не приемлю я двуличие в любой форме и образе. Не принято так в нашей среде. А посему настоятельно рекомендую тебе и группе твоих почитателей избавиться от всех «Харлеев», потому как продукт это пиндосский. С любовью и гордостью каждый байк, собраный вручную американскими рабочими, где каждый двигатель имеет клеймо мастера, который индивидуально его собрал. А то как-то не настоящий патриотизм получается. Также избавьтесь от японских, итальянских и немецких крузеров, если такие есть в наличии. Как-никак фашистско-самурайско-нацистский продукт. Деды, не забывай, против них воевали! Где уважение к дедам?
Collapse )

obereg

Капков: задумал я побег...

kapkoff_w_1

Общественность, облокотясь на авторитет К.А., говорит, что якобы обидевшись на непредоставление ему поста вице-мэра, оскорбился наш культурный предводитель Капков.

И то! Хуснуллин - вице, Ликсутов - вице, даже этот медик, который всё развалил - и тот вице!

Спрашивается, и что теперь кульбтурке - прозябать и погибать,

Вывод напрашивается сам собой - надо туда Апексимову отрядить, уж она-то неминуемо справится!
dostoewsky

Мариинская больница в Петербурге

Недавно в Москве с большой помпой перерезали алую ленточку - Собянин и Хуснуллин открыли после капитальной реконструкции бывший Английский клуб на Страстном бульваре.

"У здания на углу Страстного бульвара и Петровки богатая история. Выстроенное по проекту Матвея Казакова в 70-е годы XVII века, оно служило городской усадьбой князей Гагариных. В 1802 году, когда император Александр I разрешил возобновить работу запрещенного при Павле московского Английского клуба, благородное собрание разместилось именно здесь и занимало особняк вплоть до прихода французов. Во время пожаров здание сильно пострадало, несколько лет пустовало и разрушалось…"

В том доме до последнего времени располагалась больница.

Но "Собянин отметил, что когда реставраторы приступили к работе, особняк на Страстном бульваре был почти в руинах. Показательный пример того, что происходило со зданием после того, как его покинула больница - исчезновение из нее массивных пролетов чугунных лестниц...
Collapse )
Самое смешное, что после столь масштабной еврореставрации власти так и не определились окончательно, как использовать чертоги - под... общественную палату г. Москва и городскую думу или еще чего-нибудь...

- Требования к медицине сегодня иные, и создавать в памятнике архитектуры больничный комплекс, наверное, было бы нецелесообразно, - добавил мэр.

Столь пространное предуведомление понадобилось для того, чтоб показать, что при кровавом царизьме власти не гнушались специально строить под лечебницы роскошные палаццо и нанимали для сего выдающихся заграничных зодчих.

И эти больницы становились памятниками архитектуры!

...Раньше к юбилеям Петербурга тоже дарили всякую всячину. В 1903 году презентом был разводной мост через Неву, к двухсотпятидесятилетию Ленинграда преподнесли два троллейбуса. А двести лет назад горожане получили в дар лечебно-оздоровительное учреждение. Эту больницу на Литейном проспекте можно считать старейшей в городе.

В 1802 году вдова Павла I Мария Федоровна подала своему сыну императору Александру I мысль: в ознаменование столетнего юбилея столицы выстроить больницу для бедных – слишком большая смертность была среди неимущих петербуржцев.

В Итальянском саду, принадлежавшем придворному ведомству и занимавшем огромное пространство от Фонтанки до Лиговки, был отведен участок под больницу. Разработать проект поручили Джакомо Кваренги. Строительство началось с закладки церкви Святого Павла.

quarengi

В ту пору Литейный проспект еще был окраиной города, и главное здание больницы – поистине шедевр классической архитектуры усадебного типа – явилось очередным украшением столицы. Постройка отмечена благородной простотой и строгостью пропорций. Внутренняя планировка тоже тщательно продумана. Палаты и комнаты отделялись друг от друга толстыми стенами, чтобы больные меньше беспокоили друг друга. В самой большой палате размещалось не более пятнадцати кроватей. Принцип коридорной планировки, созданный по европейскому типу, не устарел до сих пор. Спустя некоторое время после открытия больница стала практической школой для молодых врачей Медико-хирургической академии.

mar_hospital




В 1814 году к уходу за больными были привлечены «сердобольные вдовы», которые назначались сюда из Вдовьего дома и по сути своей явились предшественницами сестер милосердия. Больничная инструкция по поводу их дежурства гласила: «Должность немногосложна, но важна для страждущих и требует хорошего рассудка и много терпения». Вдовы эти «одеты в платье темного цвета и носят на шее золотой крест на зеленой ленте. На кресте сем с одной стороны, вокруг образа Божией Матери, написано: «Всех скорбящих радость», а с другой одно слово – «Сердоболие».

Часть бывшего Итальянского сада, составляющая территорию больницы, не только служила местом прогулок выздоравливающих больных, но и приносила немалый доход. До 1836 года существовали оранжереи, а до самого конца 1850-х годов – огороды, где выращивались фрукты и овощи.

В 1845 году на территории Мариинской больницы, на месте огорода, по проекту Александра Брюллова начали возводить новое здание. Оно вступило в строй в канун 1848 года и получило название Александринской женской больницы, ставшей специализированным отделением Мариинской больницы. Историк Петр Николаевич Столпянский выдвинул версию, что из-за прихода сюда людей «с надеждой выздороветь» бывшую Шестилавочную улицу, к которой примыкало новое отделение больницы, стали называть Надеждинской (ныне улица Маяковского).



К февралю 1905 года была закончена последняя постройка на территории больницы, приуроченная к ее столетнему юбилею. В каждом отделении были библиотеки для больных, демонстрировались световые картинки при помощи «волшебного фонаря». Библиотека для врачей насчитывала свыше семи тысяч томов. Больница, помимо своих капиталов, курировалась казной. Ей назначался также богатый почетный опекун, который содействовал ее нуждам морально и материально. Таким опекуном, например, в тридцатые годы позапрошлого века числился известный композитор и меценат граф Михаил Юрьевич Виельгорский, его сменил принц Петр Ольденбургский. Принц ввел новый устав, построил лучшую в городе по оснащению аптеку, возвел хирургический корпус, а также насосную станцию и прозекторскую лабораторию, улучшил питание больных, добился увеличения денег на лекарства, наладил снабжение бельем.

В 1889 году перед оградой Мариинской больницы на гранитном пьедестале по модели Ивана Николаевича Шредера установлена статуя принца Ольденбургского – в память о его попечительской деятельности. Надпись гласила: «Просвещенному благотворителю принцу Петру Георгиевичу Ольденбургскому». Памятник установлен на добровольные пожертвования, собранные по всей России. Ровно семьдесят лет назад памятник свергли, вместо него на постамент водрузили известную эмблему медицины – вазу, обнимаемую змеей Асклепия, а прежнее изваяние бесследно исчезло.

С началом Первой мировой войны многие врачи больницы отправились на фронт, а сама больница принимала раненых солдат. В Февральскую революцию сюда привозили людей, пострадавших в уличных боях, в связи с чем ее и назвали позже «Больница в память жертв революции». А в восемнадцатом году в больнице были убиты матросами два министра низложенного правительства – Андрей Шингарев и Федор Кокошкин.

В светлое время больница стала клинической базой Института усовершенствования врачей, появились новые отделения – по ушным, горловым и носовым болезням, урологическая, терапевтическая, хирургическая клиники. Было открыто туберкулезное отделение. В 1930 году в больнице организована служба переливания крови, в 1937-м создано первое в городе травматологическое отделение.

В блокаду здесь были развернуты самостоятельные специализированные госпитали и отделения на базе так называемых «оперативных коек» – принимали раненых горожан. От авиабомб и артналетов пострадали постройки, не было света и тепла, зимой в палатах температура доходила до нуля градусов. Воду носили ведрами из Фонтанки, на дрова использовали стены разрушенных зданий, отапливая помещения «буржуйками». Работу больница не прекращала ни на день.

После войны здания больницы были восстановлены, огороды и подсобные хозяйства упразднены. Открылось медицинское училище. Шесть лет назад в этом училище начали также подготовку православных сестер милосердия.

mariin_hospital_w
© Фото - Владимир АЛЬТШУЛЕР.
Несмотря на свой почтенный возраст, сегодня Мариинская больница – современный многопрофильный стационар.

© BW
summer

Озорство



Буратины на потоке. Сценка.

- Папа Карло!
- Чего тебе?
- Папа Карло! Ну не спится мне, никак не могу утихомирить Вельзевула, свербит аж...
- Ну сходи к урологу!
- Папа Карло! ну ты бы мне хотя бы гвоздил забил...
(Папа Карло забивает гвоздик)
Collapse )