bruno_west (bruno_west) wrote,
bruno_west
bruno_west

Categories:

Фокус Ахломова



Раритетом стал альбом фотографий известинского репортера Виктора Ахломова «Россия в лицах. На рубеже веков» – несколько десятков замечательных портретов: от Юрия Куклачева до Мстислава Ростроповича и Беллы Ахмадулиной.


Во главе угла – оригинальный автопортрет – тень фотографа на поле стадиона. А дальше – узнаваемые лица России. Иных уж нет, но все эти сохраненные искусным объективом лики – живая история нашей современности.

Почти все снимки испещрены автографами – уже сам по себе этот факт делает коллекцию снимков Ахломова поистине бесценной. Вроде бы нелепо наносить дарственную надпись автору портрета от портретируемого, тем более что порой некоторые из великих даже путают фамилию автора – вплоть до «Охлопкова» или даже... «Ахломонова». Это, пожалуй, больше относится к той поре, когда имя Виктора Васильевича еще не было на слуху, как сегодня. Но многие уже на заре его известности высоко ценили искусство фотомастера и об этом именно говорили в своих кратких посланиях – академик Аксель Берг, например, не пожалел ради теплых слов собственного лба, начертав на своем челе здравицу Ахломову.

Александр Исаевич Солженицын категорически отказался ставить надпись на лицевой стороне фотографии, выразив тем самым свое понимание уважения к творчеству мастера. А вот на обороте написал: «Виктору Васильевичу Ахломову – его работу, с благодарностью». И эти – вроде бы незначительные – фактики уже сами по себе характерны – они наглядно иллюстрируют разносторонние масштабы личностей, с которыми доводилось иметь дело мастеру, и позволяют определить и его собственный масштаб, его интуицию, талант общительности, разум и добросердечность, которые вкупе с высочайшим профессионализмом вывели его в авангард русских фотохудожников.

Корифей портрета, он умышленно делает лишь только черно-белые снимки. Может, конечно, и цветные, если потребуется, но душа при этом не поет. Ахломов считает, что чем сильнее влияет технический прогресс на фотосъемку, тем больше возрастает ценность черно-белой фотографии. Напрашивается естественный вопрос, как мастер относится к цифровой фотографии.

– Никак, – смеется Ахломов. – Я эти аппараты даже в руках не держал. И вообще – у меня нет компьютера. Кстати, автомобиля тоже нет...

В школе журналистики, где Ахломов ведет курс фотодела, его начинающие репортеры часто спрашивают, можно ли сделать хороший снимок «мыльницей», ведь снимает не камера, а человек. Вон Родченко, скажем, без всяких «никонов» делал высококлассные снимки...

– Ничего против «мыльниц» не имею, если их сразу же выбрасывать и покупать пусть хоть и подержанный, но хороший аппарат.

Надо заметить, что разговаривать с Виктором Васильевичем – одно удовольствие. Он не просто словоохотлив, но прямо располагает к себе отзывчивостью, доброжелательностью. И... бескорыстием. Что, кстати, в их фотопортретном цехе не такое уж и рядовое явление. Помню, лет этак пятнадцать назад мне надо было проиллюстрировать интервью с одним очень известным человеком. «А ты позвони Ахломову», – сказали доброжелатели. И хотя Виктор Васильевич меня до того и в глаза не видел, и знать не знал, он, что называется, «все бросил» и сделал все, чтобы помочь, хотя своего снимка именно того, нужного мне человека у него в тот момент не было.

Алексей Иванович Аджубей понимал толк в самобытных и самодостаточных людях – не зря он сразу же «положил глаз» на Ахломова. И поручил ему работу в «Неделе» – популярнейшем в ту пору еженедельнике – приложении к «Известиям», на которое даже подписки не было, а очереди выстраивались к газетным киоскам с самого раннего утра. С того дня – 5 марта 1960 года – и начался отсчет «эры Ахломова». Он поистине любил газету в себе, а не себя в газете, работал ради любви к профессии. Пожалуй, это идет с тех пор, когда еще мальчонкой он в своей коммуналке на не существующей уже Домниковской улице помогал соседу проявлять пленки и печатать карточки. Широкопленочный «Любитель» на дюжину кадров раскрыл ему правду окружающего мира.

Остается лишь догадываться, сколько раз можно обмотать земной шар километрами пленки, отснятой Ахломовым, сколько дивизий можно сформировать из увековеченных им персонажей... Но удивляться приходится одному-единственному – как это мастеру удается схватить именно тот вроде бы неуловимый миг, когда личность раскрывается, как цветок на рассвете. Ведь он не подкарауливает эти моменты ради коварного щелчка затвора, он увлекает собеседника, заставляя его забыть об останавливаемом миге.

– Фотография велика тем, что она продлевает век ушедших и сохраняет дух времени, – убежден Ахломов.

Виртуоз – другого об Ахломове не говорят. Он общепризнанный классик, неоднократный призер World Press Foto и других престижных смотров. И хотя его имя уже навсегда вошло в историю нашей культуры, мастер не почивает на лаврах – до сих пор работает в «Известиях», еще он куратор в школе журналистики при редакции, а главное – продолжающий активную творческую деятельность художник. Как-то не получается назвать его просто фотографом... Хотя он никогда не был профессионалом по части надувания щек – со всеми он на равных. Он с веком наравне.

Нам – помимо всего прочего – есть чем гордиться, в том числе и школой художественной фотографии. Множество мастеров – хороших и разных – у нас были и есть, и на этом небосклоне ярко горит звезда Виктора Ахломова.
©Андрей ПЕТРОВ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments